• Винтажные часы
  • Мужские часы
  • Эксклюзивные мо ...
  • Обзоры

Даниэль Рот. Крутые виражи на пути к независимости

17 августа 2021 г.
История одного из отцов-основателей независимого часового производства.

Друзья! Имя Даниэля Рота знакомо немногим. Между тем, этот человек был одним из первых в современной часовой отрасли, кто решился ступить на путь независимости. В его случае путь оказался не просто тернистым, но и очень драматичным. В этой статье мы расскажем о сложных перипетиях в творческой биографии талантливого часовщика и о том, какие его часы достойны внимания коллекционеров.
Фото: Fred Merz
Дед и прадед Даниэля Рота были часовщиками родом из швейцарского Невшателя. Он же родился в Ницце, куда его семья перебралась в поисках солнца. Здесь отец нашего героя открыл магазин-мастерскую, где рядом с часами продавалась религиозная литература. В этой мастерской прошло детство мальчика. Сюда же он должен был вернуться после окончания часовой школы в Ницце (1961-1965). Однако семейный бизнес пришлось продать, а Даниэль, отслужив в армии, отправился искать применение своим талантам на историческую родину.

Первый важный этап в карьере мастера начался в 1967 году, когда его пригласили на работу в Audemars Piguet. В те времена эта компания была небольшой семейной мануфактурой со штатом в 20 человек, среди которых Рот был единственным иностранцем. За 7 лет работы в Ле Брассю молодой часовщик прошел настоящую школу жизни, освоив тонкости обращения с ультратонкими и ультрасложными механизмами.
Когда мастер начинал работу в Швейцарии, в Париже буквально разваливалась на части компания Breguet. С 1970 года фирмой руководили братья Жак и Пьер Шоме – представители 9-го поколения семьи ювелиров, которой когда-то покровительствовали Наполеон и королева Виктория. Они перевезли Breguet в Швейцарию и занялись поисками часовщика, который помог бы им вернуть компании былую славу. Даниэль Рот покорил братьев необычным резюме, составленным на двух страницах. На одной из них он подробно описал все, что знал, на другой с подкупающей наглостью рассказал обо всех пробелах в своих навыках.

Его не только взяли на работу, но и дали ему целый год на учебу, позволив закрыть описанные в резюме пробелы. Весь этот год Рот не вылезал из архивов, изучая все, что смог найти о наследии Авраама-Луи Бреге. Чтобы оплатить обучение, он создал для Breguet карманные часы с вечным календарем.
Фото: www.acollectedman.com
Период работы Даниэля Рота – особая глава в истории Breguet. На протяжении 14 лет Рот вместе с тогдашним директором компании Франсуа Боде методично закладывал основы того, чем Breguet является сегодня. Гильошированные циферблаты, «монетный» край корпуса, стрелки с круглыми «яблоками» на концах – все те детали, без которых невозможно представить современный образ моделей Breguet, стали визитной карточкой бренда с легкой руки Рота.

Тандем Рот-Боде создал немало интересных моделей, в том числе ref. 3130. Источником вдохновения для этой модели послужили карманные часы № 5, созданные Авраамом-Луи Бреге и проданные в 1794 году. Работу часов обеспечивал механизм, собранный на базе калибра Frederic Piguet 71. Чтобы подчеркнуть, что Бреге использует ручную отделку, Рот решил украсить циферблат классическим мотивом гильоше «парижские гвозди».
Фото: spark.adobe.com
Из других моделей с календарными функциями стоит упомянуть ref. 3050, в немалой степени вдохновленный часами, созданными во время учебы Рота.
Мастеру также принадлежит авторство одного из первых механизмов с турбийоном, созданного для компании Nouvelle Lemania в середине 1980-х годов. Позже эти механизмом будут оснащены первые наручные часы Breguet с турбийоном, которые поступят на рынок в 1988 году.
За год до этого сотрудничество Даниэля Рота с братьями Шоме закончилось весьма драматичным финалом. Заметив быстрый рост цен на бриллианты, хозяева Breguet еще в 1970-х стали предлагать банкам и частным лицам инвестировать в покупку камней с гарантией выплаты прибыли от 15 до 25% в год. Схема успешно работала до тех пор, пока весной 1980 года цены на бриллианты не стали резко падать. В результате к лету 1987 года компания Chaumet подошла с кредитными обязательствами на 300 млн. долларов, 120 из которых задолжала 6 французским, 3 швейцарским и 3 американским банкам. Под давлением банкиров братья Шоме объявили о банкротстве. Через год часовой дом Breguet приобрела американская компания Invest Corporation (бывший владелец Tiffany и Vacheron Constantin), а Даниэль Рот отправился в самостоятельное плавание.
Вырезка из New York Times. Фото: www.acollectedman.com
Компания Daniel Roth SA была основана в 1989 году в городе Ле Сантье при поддержке швейцарского торгового дома Siber Hegner. Уже в первые годы работы у нее был значительный географический охват. Об этом говорят инструкции к часам, написанные на английском, немецком, итальянском и японском языках. Расширение штата тоже шло достаточно быстро. К 1992 году в Daniel Roth работало 12 часовщиков.
Одним из первых клиентов молодого бренда стал знаменитый лондонский ритейлер часов и ювелирных изделий Asprey. По заказу компании Рот создал турбийон, который открывался с обеих сторон корпуса, за что получил название Double Face, т.е. двуликий. Дизайн модели был выполнен в стиле Breguet, а корпус имел необычную форму двойного эллипса с параллельными прямыми по бокам. Запатентованная Ротом конструкция напоминала шкатулку с двойным дном: при нажатии на кнопку корпус отделялся от основания.
Фото: ovr.thehourglass.com
Рот хотел, чтобы его часы были подчеркнуто современными, при этом изготавливались по традициям мастеров XVII века. Отсюда ручное гильоширование на циферблатах и скрупулезная отделка механизмов. При таком подходе поставить работу на поток просто не получится. В какой-то момент руководство Siber Hegner решило, что компания приносит недостаточно прибыли, и отказалось от финансирования. Это вынудило господина Рота обратиться к одному из крупнейших клиентов Daniel Roth, сингапурскому часовому ритейлеру The Hour Glass.
Фото: www.acollectedman.com
Продав сингапурцам большую часть своей доли в компании, Рот, казалось бы, получил желаемое – возможность не думать о деньгах и заниматься творчеством. К 1995 году под его началом работало 30 часовщиков. Дизайн часов стал сдвигаться в сторону более современного и спортивного стиля. Однако новые хозяева поставили перед ним невыполнимую задачу, требуя выпускать 2500 часов в год. Учитывая уровень сложности механизмов, ручную обработку и ручную сборку, выйти на такую производительность без ощутимой потери качества было просто невозможно.
Реклама Daniel Roth середины 1990-х годов. Фото: @ciaca70
Положение обострилось до крайности, когда в 1997 году разразился азиатский финансовый кризис. В 2000 году зыбкий тандем с The Hour Glass окончательно развалился, а Daniel Roth получила нового хозяина в лице компании Bvlgari. Команду мастеров бренда сохранили, мастерские в Ле Сантье отремонтировали и переоснастили, но самому Роту уже не было места в компании. Год спустя он оставил свое детище, чтобы на шестом десятке начать новую главу своей жизни.
Фото: www.acollectedman.com
Если говорить о дизайне Daniel Roth, то нельзя не заметить очевидные заимствования из стиля Breguet. Гильошированные вручную циферблаты, стрелки из вороненой стали, римские цифры, тщательно обработанные корпуса из драгоценных металлов. Цитирование Breguet можно проследить и в такой детали, как нумерация часов, характерная для ранних моделей Daniel Roth.
Фото: www.acollectedman.com
Фото: www.acollectedman.com
И все же Рота нельзя назвать простым подражателем. Помимо переосмысленной стилистики Breguet его модели отличает ряд интересных дизайнерских решений. В качестве примера можно привести упомянутый выше корпус и тройную секундную стрелку, которой он оснащал свои первые турбийоны.
Фото: ovr.thehourglass.com
По оценкам ряда крупных коллекционеров в период с 1988 по 1995 годы Даниэль Рот выпустил от 2500 до 3000 моделей. Если учесть, что производство фактически стартовало в 1989 году, то на год в среднем приходится не более 500 экземпляров. Но если учесть, что базовые механизмы Роту поставляла фирма Lemania, вполне осуществимо.

В 1990 году у мастера выходит хронограф с ручным подзаводом, который стал одной из самых популярных моделей бренда. Модель на базе калибра Lemania 2320 выпускалась в разных конфигурациях. Корпуса предлагались в желтом, белом и розовом золоте, а также в платине. Цвета циферблата варьировались от черного, серебристого и белого, до оттенка лосося и electric blue.
Фото: www.acollectedman.com
Неизменным элементом в часах оставалось гильоширование. В более редких версиях использовался мотив «парижские гвозди». Более распространенным вариантом стал узор с вертикальной полосой.
Фото: www.acollectedman.com
Фото: www.acollectedman.com
Среди ранних хронографов Daniel Roth можно найти однокнопочные и сплит-хронографы. Первые уникальны тем, что собирались на базе винтажного калибра Lemania 15CHT или 2220, который был разработан еще в 1930-х годах. Из-за ограниченной доступности механизма было выпущено всего 52 экземпляра – 36 в корпусе из желтого золота и 16 в платине. Позже Роту удалось получить еще 10 механизмов, которые отличались от первой партии наличием регулятора типа «лебединая шея».
Фото: ovr.thehourglass.com
О сплит-хронографах известно немногим больше. Часы выпускались в начале 1990-х годов и собирались на базе механизмов Venus 179, найденных в складских запасах. Считается, что в оригинальной партии было выпущено 60 экземпляров.
Фото: www.acollectedman.com
В 1996 году компания Daniel Roth наладила производство автоматических хронографов на базе калибра Zenith El Primero. Узнать их можно по наличию трех счетчиков и указателя даты. С точки зрения ценителей раннего творчества Daniel Roth по эстетике и качеству исполнения эти модели уступают хронографам с ручным подзаводом.
Фото: www.carousell.sg
Еще одна ранняя модель мастера, выпущенная под собственным именем – лаконичный двухстрелочник C107. Это была первая попытка часовщика создать свои часы с автоподзаводом, для чего ему потребовалось отойти от использования механизмов Lemania. Модель оснащалась калибром Frederic Piguet 71, который считается одним из самых тонких автоматических механизмов. Плюсом этого механизма стал смещенный от центра ротор, который позволял добавлять к имеющейся базе модульные усложнения. Интересно, что эта модель существовала в версии с ручным подзаводом, которая выпускалась под референсом C167.
Фото: www.acollectedman.com
Наглядным примером изобретательности Даниэля Рота в интерпретации часовой классики служит модель C127.Часы были представлены на выставке Baselworld в 1991 году и выпущены в продажу в 1993-м. Считается, что источником вдохновения для этой модели послужили карманные часы Джорджа Дэниэлса. Обратите внимание на часовую шкалу. Видите, в чем хитрость? Дойдя до отметки «6 часов», часовая стрелка перескакивает из правой половины шкалы в левую, при этом никогда не оказывается в нижней части циферблата. В этих часах Рот вернулся к механизмам Lemania, использовав базовый калибр 27LN.
Фото: pinterest
В том же ключе выполнена модель с вечным календарем, которую Даниэль Рот создал в тандеме с Филиппом Дюфуром. В качестве базы для механизма решено было использовать калибр Lemania 8810. На то, чтобы довести его до ума Дюфуру потребовалось порядка 6-7 месяцев. Это был не обычный вечник. Это была попытка двух признанных мастеров создать первый в мире вечный календарь с мгновенным переключением календарных показаний. И она-таки удалась, пусть и не сразу. В первой версии модели для индикации дня и месяца использовались аккуратные окошки. Они не залезали на часовую шкалу, но оказались слишком энергозатратными, когда дело доходило до переключения показаний.
Фото: ovr.thehourglass.com
Чтобы уменьшить количество затрачиваемой механизмом энергии, окошки заменили на счетчики со стрелками, которые закрывали обзор часовой шкалы.
Фото: www.acollectedman.com
Обе версии модели были представлены в 1993 году. Примерно с 1995 года вместо переработанного механизма Lemania в часах использовался калибр Girard-Perregaux 3000. Отличить ранние версии от более поздних можно по ротору. В ранних экземплярах модели он выполнен из золота, в более поздних – из золота и платины.

В 1995 году Даниэль Рот выпустил одну из своих самых неуловимых моделей – минутный репетир. Неуловимых в том смысле, что всего было выпущено 3 экземпляра часов, по одному в желтом, белом и розовом золоте. Базой для этой модели послужил механизм Lemania 389.
Фото: Claudio Proietti
Начиная с 1995 года, Даниэль Рот постепенно отходит от разработки новых часов. Фокус бренда частично смещается в сторону переосмысления первых моделей. Однако в более позднем периоде короткой истории компании можно выделить как минимум одну модель, которая достойна внимания коллекционеров. Речь идет о часах Papillon (фр. «бабочка»), выпущенных в 1999 году к 10-летию Daniel Roth.
Фото: ovr.thehourglass.com
Разработкой оригинальной модели с прыгающей индикацией часа и ретроградным указателем минут занимался сам Даниэль Рот. Часы были выпущены лимитированной серией 250 экземпляров – по 110 штук в корпусах из белого и розового золота и 30 штук в корпусе из платины. Модель с тем же названием будет выходить и после продажи бренда компании Bvlgari, но это уже будут совсем другие часы.
Фото: ovr.thehourglass.com
После ухода из Bvlgari Даниэль Рот потерял возможность творить под своим именем, но уходить на пенсию отказался. Сегодня он выпускает часы под маркой Jean Daniel Nicolas, название которой объединило в себе имя его единственного сына и любимой супруги. Они оба ему помогают – сын с часами, жена – с административными вопросами и продажами.
Дом-мастерская Даниэля Рота. Фото: Fred Merz
Будучи сам себе начальником, господин Рот может позволить себе работать в своем собственном ритме, выпуская 2-3 экземпляра часов в год. По этому поводу часовщик шутит, что когда он уйдет из жизни, часы Jean Daniel Nicolas тут же станут редкими и ценными. В центре его профессиональных интересов по-прежнему остается турбийон, который мастер считает вершиной часового искусства и называет своей первой и единственной любовью.
Фото: revolutionwatch.com
В его часах каретка турбийона делает полный оборот не за 1, а за 2 минуты, чтобы владелец мог по достоинству оценить магию этого «танца». Камни, платины и мосты механизма мастер покупает на стороне. То же самое касается корпусов и циферблатов, хотя в его активе есть и свой, ни на что не похожий корпус «скрипка». Все остальное, включая оригинальный мост турбийона в форме крыла летучей мыши, Рот делает сам.
Фото: Fred Merz
Время от времени мастер обслуживает часы, созданные им в начале 1990-х. Скучает ли он по тому периоду? Возможно. Но он вряд ли хотел бы туда вернуться, потому что по его собственным словам, быть мастером-одиночкой – это «вершина счастья».