• Винтажные часы
  • Мужские часы
  • Эксклюзивные мо ...
  • Обзоры

С этой модели началась история Richard Mille – бренда, который создает часы для миллиардеров

13 января 2022 г.
Как первые часы Richard Mille изменили взгляд на то, каким должен быть часовой люкс.

Еще 20 лет назад имя Ришара Милля было малоизвестно за пределами французской ювелирной отрасли. Сегодня одноименная компания является мировым лидером по производству роскошных часов, компанией, которая стала синонимом успеха и процветания. А начиналось все с того, что уроженец французской глубинки решил создать часы, которые нарушали бы все неписанные правила часовой индустрии и превосходили бы по прочности все, что было создано раньше. Это решение стало началом революции, имя которой RM 001 Tourbillon.
Richard Mille RM 001 Tourbillon
Часы были впервые представлены на ювелирно-часовом салоне Baselworld 2001. Первое, что бросалось в глаза – нестандартная форма корпуса-бочонка, сочетавшего в себе чувственные изгибы и агрессивные острые углы. Корпус 38 х 45 мм был выполнен из титана – материала, который на тот момент слабо ассоциировался с роскошными часами. Мало того, за это НЛО с турбийоном, но без единой крупицы золота и бриллиантов в отделке просили €170,000. На тот момент это был самый дорогой серийный турбийон в мире. Стоил он примерно вдвое больше, чем просили за свои часы с турбийонами признанные гранды часовой индустрии.
Ришар Милль
Сама презентация модели шла вразрез с традиционной подачей дорогих часовых новинок. Нимало не заботясь о том, что в механизме часов присутствует хрупкий турбийон, Ришар Милль устраивал им жесткую проверку на прочность, то и дело швыряя на пол. Скажем сразу – все те, кто предрекал наглому новичку скорое забвение, жестоко ошибались. Уже в день презентации необычной новинки на руках у Ришара Милля оказалось 200 заказов. Спрос превысил предложение: всего было выпущено 80 экземпляров модели. Успех поразительный, учитывая, что интерес к турбийонам в то время падал. При этом мало кто знает, что происходило в те 3 года, которые предшествовали этому блестящему дебюту.
Главные особенности всех часов Richard Mille – высочайшая ударопрочность, эргономичность и легкость. За последние несколько лет модели бренда трижды устанавливали рекорд в области самых легких механических часов. Однако начиналось все с формы.
По словам Ришара Милля он пытался создать форму, которая идеально сидела бы на человеческом запястье, обладала бы некой врожденной чувственностью и при этом выражала бы его одержимость совершенством и технологичностью. Решение поставленной задачи пришло к нему однажды ночью в номере отеля. Ломая голову над мучившим его вопросом, Милль никак не мог уснуть, пошел в ванную, развернул кусок мыла и начал резать его ножом. Отрезав все лишнее, он забрал необычный прототип домой и повсюду таскал его с собой, пока тот не раскрошился, и Миллю не пришлось заменить мыло картоном.
По мере того как в воображении француза формировалась идея его часового первенца, он начинал понимать, как должен быть построен процесс производства. «Я хотел создать свои первые часы так же, как команда Формулы 1 проектирует свою машину», – вспоминает Ришар Милль. «Другими словами, чтобы в процессе участвовали команда, создающая шасси, команда, создающая двигатель, команда, отвечающая за кузов и аэродинамику, и водитель. И все это с пониманием того, что конечной целью должны быть максимальный комфорт, ударопрочность, долговечность, точность и малый вес».
Эргономику «кузова», т.е. корпуса, Милль прорабатывал совместно с компанией Donzé-Baume. В результате получился тот самый бочонок, состоявший из трех частей и повторявший форму запястья. Когда компания, которой доверили процесс производства, получила первые чертежи, там наверняка подумали, что француз сошел с ума. Ничего более сложного в часовой отрасли еще не производили. Одни только титановые винты, которые скрепляют между собой безель, корпус и корпусное кольцо, потребовали сотни различных операций. На фото ниже представлен станок с ЧПУ и обработанная деталь из цельного титанового стержня, путем разделения которой получают два безеля.
Революционность концепции проявлялась и в другом моменте. RM 001 Tourbillon стали первыми часами, которые полностью обнажили свой механизм. Ришар Милль хотел, чтобы в его часы можно было заглянуть и увидеть все компоненты механизма и то, как они функционируют. Отсюда в часах сапфировый циферблат.
Желание Милля сделать механизм максимально легким и ударопрочным привело к тому, что платину решено было сделать из титана, который для визуального контраста с другими деталями обработали PVD-покрытием. «Титановые платины выглядели потрясающе и работали фантастически, но для часовщиков были кошмаром», – со смехом вспоминает бизнесмен. «Одно касание отверткой, и им приходилось разбирать механизм, выбрасывать платину и начинать все заново».
Чтобы повысить ударопрочность механизма, Ришар Милль изменил форму моста турбийона, придав ему сходство с рычагом подвески гоночного болида. Он получился очень жестким по горизонтали, но допускал некоторое вертикальное отклонение при ударах.
Как известно, уменьшение крутящего момента заводной пружины по мере ее раскручивания является основной причиной снижения точности любых часов. Именно поэтому наряду с индикатором запаса хода в своих первых часах француз использовал индикатор крутящего момента. Он всегда даст владельцу часов знать степень натяжения заводной пружины. Кроме часов Richard Mille такая функция есть только у моделей Audemars Piguet и это не случайное совпадение. Когда-то Audemars Piguet финансировала разработки Милля в обмен на то, что все его новшества будут использованы в часах бренда.

Несмотря на то, что миром швейцарского часового искусства правят традиции, существует особая категория производителей, которые ломают устоявшиеся стереотипы. Таким был и остается Ришар Милль, который, несмотря на высокую стоимость своих часов, умудряется продавать их тысячами и зарабатывать на этом сотни миллионов евро. Что касается модели RM 001 Tourbillon, сегодня это редкие часы. На аукционах цена часового первенца Ришара Милля колеблется от €250,000 до 300,000, а на вторичном рынке, как правило, еще выше.