• Винтажные часы
  • Мужские часы
  • Эксклюзивные мо ...
  • Обзоры

Четыре патента, которые изменили часовую индустрию

10 августа 2021 г.
От турбийона до индикации мирового времени Луи Коттье.

Как по-вашему, патент – это звучит гордо? Может быть, но только не в современном часовом деле. В наши дни запатентованное новшество сводится к упоминанию звучного слова «патент» в пресс-релизах с целью произвести впечатление на потенциальных покупателей и представителей СМИ. Однако истории известны примеры, когда описываемые патентами инновации играли ключевую роль в развитии часового искусства. Давайте рассмотрим наиболее яркие из них.

Корпус Oyster. Первый из водонепроницаемых

Водонепроницаемость стала настолько привычным и обыденным понятием, что о ней почти не думают при перечислении характеристик конкретной модели часов. Складывается впечатление, что практически любые современные часы способны выдержать определенное давление воды, независимо от их функций.

Хотя изобретение первого водонепроницаемого корпуса частенько приписывают основателю Rolex Гансу Вильсдорфу и его команде, это не совсем так. Корпус Oyster, представленный Rolex в 1926 году, стал лишь первым коммерчески успешным воплощением идеи водонепроницаемости.
Первая модель Rolex Oyster, 1926 год
До того, как часы перекочевали на запястье, им особо не нужно было быть водонепроницаемыми и все же эксперименты в этой области были. Стоит вспомнить хотя бы карманные часы Alcide Droz & Fils Imperméable. Производство модели началось в 1883 году и стало возможным только благодаря разработкам Аарона Деннисона и Эзры Фитча. Последний в конце XIX века получил 2 патента: один на корпус с поворотным кольцом и завинчивающейся крышкой, другой на завинчивающуюся заводную головку. Чуть позже, в 1891 году, завинчивающийся корпус карманных часов запатентовал Франсуа Боржель.
Фото: watchesbysjx.com
Одним из первых примеров наручных часов, в которых нашли воплощение эти достижения, стали часы Submarine, выпущенные в 1915 году. Они отличались наличием завинчивающейся задней крышки и завинчивающегося безеля, которые не пропускали влагу внутрь корпуса. Дизайн часов (к слову, тоже Rolex) был настолько нетривиальным, что в 1917 году Submarine была посвящена целая статья в издании Horological Journal.

Почему же изобретение водонепроницаемых часов приписывают Rolex, если патенты на водозащищенный корпус были выданы раньше, чем появился сам бренд? Тому есть две причины и про первую мы уже сказали – Вильсдорфу удалось сделать водонепроницаемые часы коммерчески успешными. Вспомните историю со стенографисткой Мерседес Гляйтце, которая переплывала Ла Манш с часами на шее. Часы, как известно, заплыв выдержали и были использованы для запуска рекламной кампании Oyster. Чтобы вы понимали масштаб резонанса, по сей день, спустя почти 100 лет, Rolex использует имя Гляйтце в своей рекламе.
Вторая причина, по которой Вильсдорфа считают изобретателем водонепроницаемых часов, заключается в том, что он усовершенствовал конструкцию водонепроницаемого корпуса, придумав, как плотнее завинтить заднюю крышку и безель. Выданный ему патент № CH 143449 от 15 ноября 1930 года, ознаменовал рождение линейки часов Oyster с узнаваемым рифленым безелем.
Под названием Oyster некоторое время существовал суб-бренд Ганса Вильсдорфа. В этих часах использовалась та же технология герметизации корпуса, что и в часах Rolex, но изготавливали их из более доступных материалов и оснащали механизмами более низкого класса, чем использовавшиеся в Rolex калибры Aegler. Интересно, что среди первых часов Oyster было несколько карманных моделей с корпусом в форме подушки. Популярными они так и не стали, как и в целом, карманные часы в водонепроницаемом корпусе. Но именно они легли в основу первых часов Panerai, по сути, создав тот бренд, который мы знаем сегодня.

Турбийон

Пожалуй, самое известное изобретение в часовой отрасли. Хотя патент на турбийон был выдан Аврааму-Луи Бреге 26 июня 1801 года, он фактически изобрел усложнение за шесть лет до этого, в 1795 году. Насколько сложным было это изобретение можно понять хотя бы по тому, что Бреге потребовалось 4 года на разработку часов с турбийоном, которые он смог продать. Затем понадобилось еще 90 лет, чтобы изобрести своего рода упрощенный вариант турбийона. Я имею в виду карусель, изобретенную датчанином Бане Бонниксеном в 1892 году.
Карманные часы с турбийоном и каруселью. Фото: www.acollectedman.com
Времена Бреге – это времена карманных часов. Большую часть своей «жизни» они проводили в вертикальном положении. Как результат – постоянное действие силы тяжести в одном направлении искривляло хрупкую пружину баланса, негативно влияя на точность хода. Кстати систему, способную нивелировать влияние гравитации на ход часов, Бреге изобрел, когда вернулся в Париж из добровольной ссылки в Швейцарию. Напомню, что в Швейцарию мастер бежал, чтобы избежать революционного террора.
Чертеж А. Л. Бреге к патенту на турбийон
Современный турбийон приобрел самые разные формы и наверняка превзошел все то, что Бреге мог бы себе представить в своих самых смелых фантазиях. Парящий, двойной, гиротурбийон… Все это современные модификации изобретения с 200-летней историей. И пусть сегодня все уже устали обсуждать тот факт, что в наручных часах турбийон не работает, детище Авраама-Луи Бреге никуда не делось и по-прежнему украшает собой самые изысканные и сложные образцы высокого часового искусства.

Система автоподзавода

Здесь можно было бы вновь рассказать о Rolex с ее «вечным» ротором, но история с созданием автоподзавода началась гораздо раньше. Если быть точнее, она уходит своими корнями в XVIII век, поэтому привязать изобретение автоподзавода к одному имени или бренду, было бы непросто и неправильно.

Первой важной фигурой в истории самозаводящегося механизма стал швейцарский часовщик Авраам-Луи Перле (Abraham-Louis Perrelet). В 1777 году он изобрел часы с ротором, который мог раскачиваться вверх-вниз. Для полной «зарядки» заводной пружины часам требовалось 15 минут ходьбы.
Авраам-Луи Перле
В этот период для карманных часов производилось четыре типа самозаводящихся механизмов. Первый – упомянутый в патенте английского часовщика Льюиса Рекордона механизм Перле с боковым сектором автоподзавода. Второй – механизм с центральным сектором, который мог поворачиваться примерно на 180 °, поскольку его вращение блокировал мост. Третьим был редкий по тем временам секторный ротор, похожий на те, что можно увидеть в современных часах. Наконец, функцию ротора мог брать на себя весь механизм, вращавшийся внутри корпуса. Правда, последний случай был уникальным. В начале ХIХ века (1806 год) был сконструирован всего один такой механизм.
Механизм с системой автоподзавода Льюиса Рекордона. Фото: Sotheby’s
Прописку в наручных часах автоподзавод получит уже в 1920-х годах. В 1922 году свою версию системы с боковым сектором автоподзавода представит Леон Леруа, а всего через год британский часовщик Джон Харвуд создаст собственную систему автоподзавода, которая получит название бамперной. Ротор в системе Харвуда поворачивался на 180 ° и заводил часовую пружину только в одном направлении. Движение ротора ограничивалось пружинными бамперами. Отскакивая от них, ротор сильнее раскачивался (в теории) вперед и назад, что способствовало более эффективному заводу пружины.
Фото: www.acollectedman.com
Система Харвуда позволила избавить часы от заводной головки, функцию которой взял на себя вращающийся безель. Подобные часы выпускались разными производителями по всему миру, в том числе небезызвестной компанией Blancpain. По некоторым данным к 1931 году было впущено около 30 000 таких моделей. Однако в 1931 году все закончилось, когда компания Харвуда рухнула под давлением Великой депрессии.
Часы Harwood без заводной головки. Фото: Sotheby’s
Что было дальше, широко известно: Rolex усовершенствовала систему Харвуда за счет ротора, который вращался на 360 ° и более совершенной заводной пружины, одного завода которой хватало на 35 часов работы. Интересно, что только в 1956 году компания официально признала первенство за Джоном Харвудом и даже включила его изображения (вместе с А.Л. Перле) в свои рекламные материалы.

Мировое время

Еще одна история том, как одну и ту же проблему пыталось решить сразу несколько человек и как один человек, усовершенствовал систему, которая разрабатывалась несколько десятилетий. Я говорю о Луи Коттье, который собрал воедино все предыдущие достижения и создал одну из самых узнаваемых индикаций мирового времени.
Фото: Phillips
Попытки создать карманные часы с функцией мирового времени с переменным успехом предпринимались с начала XIX века. Не прижились они по одной простой причине – до 1884 года не существовало привычной нам сегодня системы часовых поясов. Буквально в каждом городе было свое время, которое примерно соответствовало солнечному времени. Поскольку и отлаженной системы транспортного сообщения в то время тоже не было, такая неразбериха не представляла проблемы.

Все изменилось с появлением сети железных дорог. С одной стороны, люди стали больше путешествовать. С другой – все более распространенным становилось использование телефонов. При этом, хотя Вашингтонская конференция, на которой земной шар поделили на 24 часовых пояса, состоялась в 1884 году, свои первые часы с функцией мирового времени Луи Коттье представил только в 1931-м.
Изобретение Коттье позволило отображать время во всех 24 часовых поясах одновременно, используя для этого 2 стандартные стрелки и вращающийся внутренний безель. Хотя право на выпуск подобных часов впервые получила компания Vacheron Constantin (1932), более яркий след в истории часового дела оставило сотрудничество Луи Коттье с Patek Philippe. Первой моделью, которую Коттье создал для «патеков» стали часы Ref. 515 HU, выпущенные в 1937 году.
Patek Philippe Ref. 515 HU, 1937 год
А дальше было почти 30 лет партнерства, которое закончилось со смертью мастера в 1966 году. Коттье также поставлял механизмы для Rolex и Agassiz (нынешний Longines). Именно его работы были использованы в часах, подаренных союзным лидерам по окончании Второй мировой войны.
Часы Longines (Agassiz) в честь победы союзных войск над нацизмом. Экземпляр, принадлежавший У. Черчиллю
За время работы с Patek Philippe Коттье несколько раз усовершенствовал свой механизм. Одно из важнейших его усовершенствований – возможность вращать диск с названиями городов с помощью второй заводной головки. Система, запатентованная Patek Philippe в 1958 году, позволила перемещать часовую стрелку, не затрагивая ход минутной.

После смерти Луи Коттье его мастерскую передали Женевскому музею часового и эмальерного искусства, который можно посетить и сегодня.