• Винтажные часы
  • Мужские часы
  • Эксклюзивные мо ...
  • Обзоры

Франсуа-Поль Журн. Как трудный подросток стал самым титулованным часовщиком современности

21 сентября 2021 г.
Основные вехи творческого пути мастера.

Никто и никогда не сможет сказать, что Франсуа-Поль Журн – фигура в часовом деле случайная. Количеству наград этого независимого часовщика могли бы позавидовать его самые титулованные коллеги, а стиль его часов невозможно спутать ни с одним другим брендом. Это пример человека, у которого креатив и мастерство удачно сочетаются с деловым чутьем и умением работать на перспективу. В этой статье мы решили осветить основные вехи творческого пути мастера.

Франсуа-Поль Дидье Мишель Журн родился в 1957 году в Марселе. С детства мальчишка отличался буйным нравом и не признавал никаких авторитетов – неудивительно, что в 14 лет он бросил школу, не видя в дальнейшем обучении никакого смысла. Отчаявшись вразумить непослушного сына, мать отослала его в Париж к дяде Мишелю, не подозревая о том, что это решение окажется судьбоносным.
Дядя Мишель был из той редкой породы часовщиков-реставраторов, которые умели обращаться с самыми сложными часовыми механизмами. Его рукам покорялись редчайшие шедевры Авраама-Луи Бреге и Антида Жанвье, но главное, он был настолько увлечен своим делом, что мог заразить своей страстью любого. Под обаяние дяди попал и юный Франсуа-Поль. Первая попытка отучиться на часовщика в родном Марселе закончилась провалом. Через 2 года бузотера выгнали из профильного лицея, настоятельно порекомендовав заняться каким-нибудь другим делом. К счастью, к советам учителей Журн не прислушался. Вместо этого он окончательно перебрался из Марселя в Париж, где следующие два года продолжал учиться часовому делу, параллельно работая в мастерской у дяди.
Франсуа-Поль Журн с дядей Мишелем, 1979 год. Фото: www.acollectedman.com
Одним из дядиных клиентов был сэр Сэсил Клаттон – заядлый коллекционер и автор нескольких книг по часовому делу. Именно в его коллекции Франсуа-Поль увидел два шедевра, которые навсегда поселят в его сердце любовь к турбийонам. Это были карманные часы Breguet 1823 года и одна из моделей Джорджа Дэниэлса, созданная в 1969 году.
Карманные часы Джорджа Дэниэлса. Фото: www.acollectedman.com
Молодой человек был так впечатлен этими работами, что загорелся желанием создать собственный турбийон. Шел 1978 год. Учитывая, что в то время турбийоны были большой редкостью, а в копилке у Журна не было ни одних часов, созданных с нуля, задача была не из легких. Вооружившись книгой Джорджа Дэниэлса «The Art of Breguet», вчерашний студент шаг за шагом шел к своей цели, посвящая этой работе все выходные. В конце концов, в 1983 году (спустя 5 лет!), на свет появился его творческий первенец. Этот опыт убедил часовщика в том, что его призвание – не реставрировать, а создавать часы.
Часы с турбийоном, созданные Ф.П. Журном в период с 1978 по 1983 гг
В 1985 году, когда дядя Мишель ушел на пенсию, Франсуа-Поль Журн открыл собственную мастерскую. Поначалу он сосредоточился на заказах для частных коллекционеров. Позже, когда молва о нем добралась до высших эшелонов часовой индустрии, его стали приглашать к участию в своих проектах такие компании, как Cartier, Chaumet и Piaget. До запуска его собственной мануфактуры в самом центре Женевы оставалось без малого 15 лет.

За это время Франсуа-Поль Журн успеет стать членом Академии независимых часовщиков (1988) и завершить работу над прототипом своих первых наручных часов с турбийоном (1991). Нетрудно заметить, что внешне эти часы очень похожи на его знаменитый Tourbillon Souverain.
Прототип модели Tourbillon Souverain
Чтобы финансировать производство часов, Журн использовал схему «часы по подписке», к которой когда-то прибегал Авраам-Луи Бреге. Идея заключалась в том, что желающие приобрести часы должны были внести задаток, равный половине их стоимости. В обмен на это клиенты получали скидку, а Журн – деньги для финансирования дальнейшего производства. Стоимость модели составляла CHF 27,500. Для удешевления производства детали механизма делались из латуни. В 2004-м, когда производство часов будет отлажено и перед мастером не будет стоять вопрос финансирования, латунь уступит место золоту.
F. P. Journe Tourbillon Souverain «Souscription». Фото: www.acollectedman.com
В первую партию часов Tourbillon Souverain, в названии которых закрепилось слово «Souscription» (фр. «подписка»), вошло 20 экземпляров. Главной особенностью часов стал так называемый ремонтуар постоянной силы. Речь идет о дополнительной пружине в середине колесной передачи, которая взводится основной заводной пружиной и обеспечивает изохронность колебаний баланса. Это усложнение станет для Журна фирменным.
Фото: www.acollectedman.com
О запуске собственного бренда Журн объявил на выставке Baselworld 1999, где показал раннюю версию своего турбийона. Тогда в моде были большие часы со смелым дизайном и большими, легко читаемыми циферблатами. Стиль господина Журна откровенно шел в разрез с тем, что было в тренде. 38-миллиметровый корпус, циферблат, занимающий, по сути, четверть циферблата, турбийон, когда в моде хронографы… Когда друг мастера, бывший генеральный директор аукционного дома Antiqurom Уильям Массена, задал вопрос, зачем ему собственный бренд, Журн в свойственной ему жесткой манере ответил: «Потому что мне надоело кормить свиней икрой».

Вопреки бытовавшим трендам новинка сразу же вызвала живой интерес со стороны розничных продавцов. Впрочем, как и следующая его модель, Chronomètre à Résonance, которая была представлена годом позже.
F. P. Journe Chronomètre à Résonance, 2001 год. Фото: www.watchclub.com
В этих часах Журн первым из современных часовщиков использовал феномен акустического резонанса. Над тем, как внедрить это явление в часы, мастер бился больше 15 лет. Часы Chronomètre à Résonance стали его первым (если не считать Opus I для Harry Winston) успешным опытом. В резонанс в часах вступают два баланса.

Интересный факт: как и в случае с Tourbillon Souverain, первая партия Chronomètre à Résonance была продана по подписке.

Франсуа-Поль Журн – единственный независимый часовщик, который трижды становился обладателем «Золотой стрелки». В первый раз его признали лучшим в 2004 году. Тогда мастер представил на суд общественности вариацию модели Tourbillon Souverain, оснащенную «мертвой» или «замирающей» секундной стрелкой. Если вас напугало это определение, поясню, что «мертвая» секундная стрелка – это стрелка, которая движется только по истечении секунды.
F. P. Journe Tourbillon Souverain с «мертвой» секундной стрелкой. Фото: www.acollectedman.com
Второй раз высшей награды швейцарской часовой индустрии господин Журн удостоился в 2006 году. Победителем Женевского гран-при часового искусства стала модель Sonnerie Souveraine, в которой мастер объединил функцию минутного репетира с большим и малым боем. Механизм часов, на создание которых у Журна ушло 6 лет, снабжен системой защит, которые исключают возможность завода, пока работает бой или репетир и возможность боя, пока владелец заводит часы.
F. P. Journe Sonnerie Souveraine. Фото: airows.com
Последнюю «Золотую стрелку» Франсуа-Поль Журн получил за механический хронограф Centigraphe Souveraine (2008), способный измерять время с точностью до 1/100 секунды. Эта модель могла бы показаться обычным хронографом, если бы не шкалы на счетчиках, каждую из которых сопровождает своя тахиметрическая шкала.

Расположенный у отметки «10 часов» счетчик долей секунд снабжен стрелкой, которая совершает полный оборот за секунду. К счетчику ведет отдельная колесная передача. Теоретически с помощью этого счетчика можно измерять скорость ракет (как минимум, класса «воздух – воздух»). У отметки «2 часа» расположен 20-секундный счетчик и соответствующая тахиметрическая шкала, с опорой на которую можно измерять скорости от 180 до 3600 км/час. Десятиминутный счетчик у отметки «6 часов» позволяет измерять более близкие человеку скорости от 6 до 180 км/час.
F. P. Journe Centigraphe Souveraine. Фото: www.watch4moi.com
Механизм модели защищен 7 патентами, главный из которых подан на заводной барабан. Заводная пружина здесь раскручивается с двух концов, одновременно питая энергией основной механизм и механизм хронографа. По этой же причине заводной барабан снабжен двумя параллельными зубчатыми колесами. Активируется хронограф не кнопкой, а рычагом, принцип действия которого похож на принцип работы обыкновенного клавишного выключателя. Часы интересны еще и тем, что 30% суммы, вырученной от их продажи, Франсуа-Поль Журн перечисляет на исследования заболеваний мозга и спинного мозга (болезнь Альцгеймера, болезнь Паркинсона, рассеянный склероз и т.д.)

Не менее технически изощренными получились женские часы из коллекции Elégante c гибридным электро-механическим калибром внутри. По замыслу господина Журна, если часы не носить больше получаса, они автоматически переходят в спящий режим. Механическая часть часов останавливается, а встроенный микро-процессор продолжает отсчитывать время. Как только часы снова попадают на запястье хозяйки, стрелки занимают позиции, соответствующие точному времени. Причем выбирают для этого короткий путь – по ходу или против хода стрелок в зависимости от ситуации. На одной батарейке этот шедевр способен протянуть от 10 до 18 лет. Эта концепция настолько впечатлила некоторых поклонников творчества мастера, что вскоре появилась мужская версия часов.
В 2016 году Франсуа-Поль Журн запустил услугу Patrimoine Service. Мастер лично покупает бывшие в употреблении часы F.P. Journe, которые сняты с производства, проводит полную ревизию механизма и продает клиенту, снабдив 3-летней гарантией. Таким образом, клиент может быть уверен, что приобрел не кота в мешке, а оригинальные и, главное, работающие часы F.P. Journe.

В 2017 году часовщик завершает свою знаменитую трилогию Vagabondage. Общим знаменателем во всех часах этой серии, выпуск которой начался в 2004 году, были прыгающие индикации. Но если в первых двух моделях использовались знакомые современным часовщикам прыгающие часы и минуты, то в Vagabondage впервые появились прыгающие секунды.
F. P. Journe Vagabondage III
Практически вся конструкция механизма открыта взгляду благодаря циферблату из сапфирового стекла. Функция «прыгающих секунд» представлена в виде двух дисков из дымчатого сапфира, расположенных в нижней части циферблата. На похожем диске в верхней части циферблата отображаются часы. Минуты указывает традиционная центральная стрелка.

В 2018 году Франсуа-Поль Журн продает 20% акций своего бренда компании Chanel. Свое решение часовщик объяснил тем, что у него нет уверенности в том, что его дети продолжат его работу, поэтому продажа доли акций станет поддержкой для будущего его компании. Несмотря на перемены, F.P. Journe продолжает оставаться нишевым брендом с объемом выпуска не более 900 часов в год. Господин Журн по-прежнему контролирует процесс производства и продолжает выпускать концептуально сложные часы, от которых захватывает дух. Чего стоит только выпущенная к 20-летию Tourbillon Souverain модель, в которой каретка турбийона расположена не горизонтально, а вертикально.
F. P. Journe Tourbillon Souverain Vertical. Фото: www.hodinkee.com
Отдельного внимания заслуживают успехи F.P. Journe на часовых аукционах. Раз в два года уникальные часы мастера стабильно ставят рекорд на благотворительных торгах Only Watch. Так, в 2017 году однокнопочный хронограф в корпусе из тантала ушел с молотка за CHF 1,115,000. Для сравнения, оценочная стоимость модели составляла CHF 200,000 – 400,000.
F. P. Journe Chronographe Monopoussoir Rattrapante для Only Watch 2017
На сессии 2019 года модель Astronomic Blue с 18 сложными функциями предлагали в диапазоне CHF 300,000 – 600,000, а продали за CHF 1,800,000.
F. P. Journe Astronomic Blue. Фото: loupiosity.com
Но высокие результаты на благотворительных аукционах – это дело, если не обычное, то вполне ожидаемое. А вот сенсации на регулярных торгах, где все лавры традиционно достаются раритетам Patek Philippe или Rolex, случаются не так часто. Двойные сенсации – тем более.

В июне 2020 года на часовой сессии Phillips в Женеве ценители творчества Журна пристально следили за ранними экземплярами из первых серий Tourbillon Souverain и Chronomètre à Resonance. По итогам торгов 14-й экземпляр из серии Tourbillon Souverain «Souscription» ушел с молотка за CHF 1,400,000 (при начальной ставке в CHF 150,000). Биколорная модель из серии Chronomètre à Resonance «Souscription» с корпусом из платины и розового золота и оригинальным латунным механизмом удивила не меньше. При начальной ставке в CHF 80,000 часы были проданы за CHF 1,040,000.
Более того, тенденцию к росту цены имеют даже относительно недавние модели бренда. В декабре 2020 года на нью-йоркском аукционе Phillips «Racing Pulse» вышеупомянутая модель Vagabondage III в корпусе из розового золота ушла с молотка за $245,000, хотя эксперты оценили ее в диапазоне $35,000 – 55,000.

Что думает по этому поводу Франсуа-Поль Журн, неизвестно. Как и для любого независимого мастера, для него во главе угла стоит возможность создавать часы, не испытывая на себе давление моды и трендов. Он вообще живет под девизом «Банальность смерти подобна». Вероятно по этой причине, с 2015 года мастер проводит конкурс молодых часовщиков, выделяя на поддержку талантливых новичков грант в размере CHF 20,000.
На сегодня Франсуа-Поль Журн – единственный из часовщиков, чья мануфактура располагается в самом центре Женевы, занимая бывшее здание фабрики по производству газовых ламп. Последний штрих к портрету мастера – несколько лет назад Журн выкупил целую библиотеку раритетных изданий, посвященных часовому делу. Известно, что в этом собрании, которое хранится в мастерской часовщика, более 1000 книг. Невольно возникает вопрос: хотели бы вы вот так гореть своим делом?