• Винтажные часы
  • Мужские часы
  • Эксклюзивные мо ...
  • Обзоры

Константин Чайкин воплотил в часах пушкинское Лукоморье

26 апреля 2022 г.
Изюминка роскошных настольных часов - цепная индикация часа.

Думаю, вы не станете спорить с тем, что всемирная слава пришла к Константину Чайкину после выпуска часов Joker. И все же изобретательность часовщика в полной мере раскрывается в часах, у которых нет ограничений по размеру. Видимо поэтому в творческом багаже Константина так много настольных моделей. В них можно реализовать то, что не всегда осуществимо в компактном формате наручных часов.

Источник: инстаграм k_chaykin

До конца мая сложные часы Константина Чайкина можно увидеть в Музее современной истории России в рамках выставки «Лукоморье. Шедевры русских мастеров». В числе экспонатов выделяется уникальная новинка, давшая название экспозиции. О том, чем интересна часовая интерпретация пушкинского Лукоморья, расскажем в этой статье.

По сравнению с другими настольными часами Чайкина эти могут показаться не такими уж сложными. Часы, минуты, секунды, дата, турбийон и индикатор запаса хода – вот и весь функционал модели, спрятанный в могучем стволе того самого дуба с «златой цепью». Но это только на первый взгляд. Имейте в виду, что на разработку и доведение до ума проекта, над которым Чайкин работал совместно с известным российским ювелиром Ильгизом Фазулзяновым, ушло почти 6 лет.

Ильгиз Фазулзянов за работой над часами "Лукоморье"

Изюминка модели – необычная индикация часа. Часы отображаются на шипованом барабане, вокруг которого наматывается цепь. Механизм устройства запрограммирован таким образом, что звенья цепи выстраиваются в виде римских цифр. Для этого цепи каждый час нужно скручиваться под разными углами, за что отвечает скользящая вдоль барабана горизонтальная каретка.

Конструкция механизма состоит из 1119 деталей. При этом сама цепь скромно посчитана за 1 деталь, хотя в ней 300 звеньев. Механизм здесь четырехуровневый. На нижнем уровне расположены 4 заводные пружины. Три из них отвечают непосредственно за сложную индикацию часа. Четвертая обслуживает весь остальной механизм с турбийоном. На втором уровне расположено ядро часового механизма, включая кольцо указателя даты. На третьем – барабан индикации часа и кольцо минут, которые отображаются на шкале прямо под окошком с волшебной цепью. Верхний уровень занимает вертикальный парящий турбийон, на котором расположен индикатор секунд.

Запаса хода механизму хватает на 8 дней работы. Заметили жучка на стволе дуба? Это индикатор запаса хода. Чем жучок выше, тем больше в механизме осталось «заряда».

Визуальное воплощение знаменитых пушкинских строк взял на себя Ильгиз Фазулзянов, работы которого частенько продаются на крупных аукционах вроде Christies. Посмотрите… Все, как у классика. И златая цепь, и кот ученый, и русалка. Жаль только кот не ходит по цепи туда-сюда и 33 богатырей не видно. Но это уже претензии человека, далекого от рабочих будней часовщика и ювелира. Представляю, сколько бы у ребят ушло времени, если бы кота «оживили» и куда-то впихнули тех самых богатырей с Черномором. Хотя, согласитесь, масштаб ювелирной работы видно невооруженным взглядом.

Сложность «Лукоморья» состояла в том, чтобы соединить в единую композицию множество объектов. Ильгиз Фазулзянов не просто справился с этой задачей, но, кажется, использовал в часах едва ли не все техники ювелирной отделки, известные на территории России. То, что кажется корой дерева – не что иное, как эмаль. Бьющиеся о ствол дуба волны – похоже, резьба по камню. Крыши и наличники домов – явно эмаль в сочетании с инкрустацией.

В композиции также задействованы австралийские и эфиопские огненные опалы. Обратите внимание на крону дуба. Это мозаика из больших нефритовых пластин с гравировкой и перегородчатой эмалью по краям. Особенно эффектно крона выглядит снизу, завораживая игрой света в переплетении опаловых ветвей.

Часы, созданные в одном экземпляре, уже обрели хозяина. На вопрос о стоимости проекта его создатели не дают прямого ответа, уклончиво отвечая, что и для Константина, и для Ильгиза он стал убыточным. Но перед нами 16 килограммов чистого искусства, а разве искусство всегда бывает прибыльным?