• Винтажные часы
  • Мужские часы
  • Эксклюзивные мо ...
  • Обзоры

Винсент Калабрезе. «Иди туда, где дороги нет, и оставь свой след»

4 ноября 2021 г.
Творческий путь одного из гигантов часовой отрасли, известного как создатель легендарной модели Corum Golden Bridge.

«В каждом своем творении я стремлюсь создать нечто большее, чем просто новый механизм. Моя амбиция состоит в том, чтобы превзойти физический материал под рукой, чтобы создать модели, которые, пытаясь произвести впечатление с точки зрения изобретательности, также стремятся передать сообщение и выразить определенные ценности, а не ограничиваться простой механической сложностью».

Так говорит о себе один из старожилов часовой отрасли Винсент Калабрезе. Может быть, поэтому коллеги по часовому цеху то ли с иронией, то ли с почтением прозвали его «the philosophical engineer». Возможно, это имя вам ни о чем не скажет. В лучшем случае кто-то из читателей вспомнит этого часовщика как создателя часов Corum Golden Bridge с линейным механизмом, который выставлен в часах как в витрине. Между тем, за 40 лет в часовой отрасли Винсент Калабрезе создал немало интересного. А главное, именно он вместе со Свендом Андерсеном стал основателем Академии независимых часовщиков, которая объединила самых нестандартно мыслящих часовых мастеров современности. Думаю, одного этого факта достаточно, чтобы рассказать вам историю этого изобретателя-самоучки, творческий путь которого можно резюмировать цитатой Ральфа Эмерсона: «Не иди туда, куда ведет дорога. Иди туда, где дороги нет, и оставь свой след».
Винсент Калабрезе родился в 1944 году в Неаполе. Его семья жила крайне бедно. Вместе с родителями сестрой и братом ему приходилось ютиться в 30-метровой комнате на нижнем этаже с окнами вровень с шумной улицей. Отец, бывший булочник, безработный инвалид войны, был человеком жестоким. Как вспоминал Калабрезе, «жестокость была для него единственным способом самовыражения». Мать была его полной противоположностью. Мягкая по натуре, образованная, она любила поэзию, не переносила грубости и с утра до вечера строчила на швейной машинке, чтобы обеспечить своим детям будущее.

Неудивительно, что в таких условиях в 13 лет Винсент бросил школу, чтобы пойти работать. Он подрабатывал лаборантом, курьером в книжном магазине, а потом устроился учеником к местному часовщику. Однако эта работа денег ему не приносила. Его недельного заработка худо-бедно хватало только на пачку сигарет, поэтому меньше чем через год он ушел на вольные хлеба, взявшись чинить часы на дому. Когда пришла пора идти в армию, Винсент понял, что 2 года службы в морфлоте станут для него кошмаром. Единственным выходом избежать этого кошмара была эмиграция, поэтому он уговорил семью оставить отца в Неаполе, чтобы перебраться к дяде в Швейцарию. Так в 1961 году привыкший к вечному солнцу неаполитанец оказался в заснеженном швейцарском Ле Локле.

Ему повезло. Уже через неделю он устроился в компанию Tissot, где работал на конвейере. Его привычка петь за работой, шутить и флиртовать с хорошенькими коллегами страшно не нравилась начальству, и вскоре он ушел в компанию Cyma. А дальше в его судьбе было еще несколько компаний, в которых он неизменно сталкивался с недобросовестностью руководства.
Все изменилось в 1971 году, когда Калабрезе нашел работу в часовом магазине Diamant Bleu в Кран-Монтане. Однажды клиент принес ему для ремонта красивейшие часы-кулон Breguet XIX века. Сломанный механизм можно было легко починить, но клиента интересовала только починка коробки, в которой хранились часы: она серьезно пострадала, попав под колеса автомобиля. Такая зацикленность на внешнем виде привела Калабрезе в бешенство, и он клятвенно пообещал себе, что когда-нибудь создаст часы, которые купят только из-за красоты механизма.

Прошло несколько лет, и часовщик сдержал свое обещание. Создал часы, механизм которых словно парил в воздухе, не имея точки соприкосновения с корпусом. В 1977 году прототип модели, которая позже превратится в легендарные часы Golden Bridge, получит Золотую медаль на салоне изобретений в Женеве.
Прототип Corum Golden Bridge
Этот прототип, как известно, выкупила компания Corum, но Калабрезе сохранил за собой право использовать идею часов с прозрачным корпусом из сапфировых стекол, в котором механизм видно как на витрине. Из этой идеи позже вырастет коллекция моделей Spatial. Если в Golden Bridge Калабрезе использовал просто линейный механизм, вдоль которого были закреплены все узлы и стрелки, то в коллекции Spatial механизмы принимали самые разные формы – от букв-инициалов владельца, до мифических персонажей вроде крылатого коня Пегаса и географических контуров стран.
На том же салоне 33-летнего Калабрезе заприметило руководство Blancpain. Компания заказала у него часы с турбийоном. Он предложил сделать не просто турбийон, а парящий турбийон, что было по тем временам большой редкостью. Часы выпустили, пусть и не сразу, но два с лишним года ожидания того стоили. Парящий турбийон Калабрезе побил сразу 5 мировых рекордов:

  • самый тонкий турбийон в мире;
  • первый в мире парящий турбийон в наручных часах;
  • первый в мире минутный парящий турбийон (в карманных часах каретка вращалась медленнее); первый в мире турбийон на шарикоподшипниках;
  • турбийон с самых большим в мире запасом хода (8 дней);
  • самый тонкий в мире механизм с 8-дневным запасом хода.
Даже по нынешним временам список выглядит впечатляюще, а это был 1986 год. За год до этого Калабрезе создал Академию независимых часовщиков и активно занимался разработкой серии Spatial. Казалось бы, живи и радуйся, но при всем при этом дела мастера шли не очень хорошо. Не дождавшись процентных отчислений по патенту на Golden Bridge, Калабрезе бился, как рыба об лед в поисках идеи, на которой можно было бы заработать. И идея пришла. Простая, как все гениальное. Неаполитанца спасли его знаменитые Baladin с бесстрелочной индикацией. Часы в этой модели отображались в окошке, которое двигалось вдоль минутной шкалы, одновременно показывая и минуты. Концепт он продал итальянской компании Pinko, заработав на нем несколько годовых зарплат.
В 1990 году на свет появились часы Commedia. Циферблат в них закрыт театральным занавесом, который, приоткрываясь, показывает окошко с прыгающим часом. Подтрунивая над коллегами по цеху, Калабрезе оснастил эту модель кварцевым механизмом. Так он выразил своего рода протест по поводу того, что публика все больше стала покупать не столько часы, сколько созданную брендом картинку. Чуть позже мастер выпустил эротическую версию этой модели под названием Mona Lisa. Изюминка этой модели в том, что в просвете занавеса некая девушка Лиза каждый час снимала с себя какой-то предмет одежды.
Фото: www.catawiki.com
1992 год положил начало линейке Les Techniques, в которой представлены идеальные часы для путешествий. К примеру, в модели Daily (1993) есть дополнительный циферблат с днями недели, по которому можно, находясь в другой стране, отслеживать домашнее время.

Простая и оригинальная идея воплощена в модели Night & Day, выпущенной в 1995 году. До полудня цифры, отображаемые в окошках часовой шкалы римские, а после полудня они автоматически меняются на арабские.
Фото: sumally.com
В модели Transworld домашнее время считывается на двух дополнительных циферблатах, один из которых показывает часы, второй - минуты.
Фото: www.watchprosite.com
Отмечая наступление нового тысячелетия, Винсент Калабрезе представил две модели. Часы Vincent интересны тем, что если циферблат наклонить под углом 60°, то он как будто исчезает – создается иллюзия, будто смотришь в пустоту. В названии модели заложен двойной смысл, вернее игра слов. С одной стороны Vincent – имя создателя, с другой – немного искаженное французское выражение, которое означает «20 сотен» (vingt + cent).

В модели 2T на циферблате расположены 3 субциферблата с различными функциями. Все часы из этой линейки ультратонкие с толщиной корпуса от 0,8 до 1,2 мм.
В середине нулевых Калабрезе возвращается к сотрудничеству с Blancpain. Глава компании Марк Хайек задумал сделать нечто сенсационное. На роль сенсации была предложена идея с часовой каруселью, а на роль тех, кто воплотит эту идею в жизнь – Винсент Калабрезе, Винсент Беккья, возглавлявший научно-технический отдел Blancpain, и Марко Роша – конструктор входившей в Blancpain компании Frederic Piguet.

Карусель упрощенно называют разновидностью турбийона, поскольку она выполняет те же функции, что и изобретение Авраама-Луи Бреге. Не будем вдаваться в разъяснения, чем отличаются эти два усложнения. Скажем только, что до Калабрезе карусель в часах вращалась гораздо медленнее турбийона – в среднем от 34 до 52,5 минут. Калабрезе первым разогнал каретку карусели до стандартной скорости турбийона – одного оборота в минуту. И хотя это было колоссальным достижением, затмить популярность турбийона карусель не смогла.
В 2008 году Винсент Калабрезе продал свою компанию Blancpain. В период с 2008 по 2011 годы часовщик реализовал для бренда несколько проектов, на которые было зарегистрировано 9 патентов. В частности, в эти годы у Blancpain вышли часы с парящей каруселью, а также модель, соединившая в себе карусель и минутный репетир с кафедральным боем.

С 2012 года Калабрезе снова работает сам на себя. За последние 10 лет в творческой биографии мастера было несколько интересных проектов. Так, в 2014 году, к 175-летию компании L'Epee, Калабрезе создал необычные настольные часы с парящим турбийоном. Модель Two Hands Flying Tourbillon предлагалась в двух версиях: в корпусе из титана 5-го класса весом 30 кг и в корпусе из позолоченной латуни и эмали весом 70 кг.
Изюминка часов в том, что минутная стрелка служит платформой для парящего турбийона, который совершает полный оборот по циферблату за 1 час. Для пущей зрелищности каретку турбийона Калабрезе заставил вращаться против часовой стрелки. Механизм часов, установленный в эффектную скелетонизированную сферу, часовщик снабдил впечатляющим запасом хода в 40 дней.
В 2015 году в рамках стороннего проекта мастера NHC вышла серия «The Stones». Каждый час циферблат часов поворачивается на 1/12 (30 градусов), открывается окошко и показывается один (драгоценный) камень. По запросу клиента камни могут быть одинаковыми, либо разными.
В 2016 году в сотрудничестве с японским художником Синдзи Химено у мастера выходят часы NHC KRONOS. На циферблате модели изображен титан и бог времени Хронос. В одной руке у него песочные часы, в другой – окошко блуждающего часа, которое Калабрезе впервые использовал в модели Baladin. Рядом с Хроносом девушка, которая напрасно гонится за временем, увлеченная вечной молодостью.
Фото: www.watchprosite.com
Сегодня Винсенту Калабрезе уже далеко за 70, но он, похоже, не собирается уходить на покой. В этом году мастер представил свою новую разработку – осциллятор Calasys, которому для работы не нужна традиционная спираль баланса или, как еще ее называют, волосковая пружина. Пока изобретение Калабрезе находится на стадии рабочего прототипа, созданного на базе механизма ETA 2892.
Дойдет ли это изобретение до стадии производства, как говорится, поживем-увидим. Но согласитесь, создавать что-то новое в таком возрасте, когда давно можно было бы почивать на лаврах, может далеко не каждый. И в этом уникальность Винсента Калабрезе – часовщика-самоучки, который освоил все возможные часовые профессии и всю свою жизнь шел «туда, где нет дороги и где можно оставить свой след».