• Винтажные часы
  • Мужские часы
  • Эксклюзивные мо ...
  • Обзоры

Ulysse Nardin Trilogy of Time. История необычного часового трио

3 сентября 2021 г.
О часах, которые перезапустили бренд Ulysse Nardin на закате кварцевого кризиса.

Мануфактура Ulysse Nardin в Ле Локле
В декабре 1969 года компания Seiko представила первые в мире наручные кварцевые часы. Для человека началась эпоха более точного отсчета времени, а для часовой отрасли – годы мучительных поисков на тему того, как вернуть механическим часам популярность и высокие показатели продаж. В эпицентре кварцевой катастрофы среди прочих производителей оказалась и компания Ulysse Nardin, которая к началу 1980-х годов была на грани банкротства. На мануфактуре со столетней историей в прямом смысле слова работали 2 человека, которые собирали часы из оставшихся деталей и предлагали их узкому кругу коллекционеров.

С приходом Рольфа Шнайдера у знаменитого часового дома появилась надежда не просто остаться на плаву, но и выйти в лидеры рынка. Шнайдер оказался человеком, который был готов рисковать. Его подход к делу прекрасно отражал тогдашний девиз Ulysse Nardin: «Ulysse Nardin оживет через часы, которые еще никогда не существовали». Создателя таких часов цюрихский бизнесмен нашел в лице Людвига Охслина.
Людвиг Охслин
Они познакомились примерно в то время, когда Шнайдер выложил за «развалины» Ulysse Nardin 1,5 млн. франков и размышлял над тем, как вернуть компанию к жизни. Вдохновившись масштабным проектом часов-астролябии, над которым Охслин работал вместе со своим учителем Йоргом Шпёрингом, бизнесмен попросил своего нового друга реализовать то же самое в наручных часах. Так, в 1985 году, на свет появилась первая модель из знаменитой «Трилогии времени» Astrolabium Galileo Galilei.
Рольф Шнайдер на фоне рекламного постера модели Astrolabium Galileo Galilei
Наручная «астролябия» показывала не только и не столько время, сколько положение и движение солнца и луны относительно звезд. По часам можно было определять время восхода и захода солнца и луны, фазы луны, солнечные и лунные затмения… Всего в 40-миллиметровый корпус толщиной 12,8 мм (вместе со стеклом) Охслин упаковал 21 функцию. Этот букет астрономических усложнений оценили на самом высоком уровне – в 1989 году модель Astrolabium Galileo Galilei попала в Книгу рекордов Гиннеса как самые сложные (на тот момент) наручные часы в мире.
Эскиз к патенту на часы Astrolabium Galileo Galilei
Базовый механизм для первой главы «Трилогии времени» Охслин выбирал долго и тщательно. Протестировав на надежность калибр ETA 2892, калибр Longines с двойным заводным барабаном и калибр Zenith, он остановил свой выбор на рабочей лошадке ETA. Преображенный конструкторским гением Охслина, механизм спроектирован таким образом, что «накопит» суточную погрешность только через 144 года работы. Такой точностью не могут похвастаться ни одни современные часы с астрономическими функциями.
За год до исторической записи в Книге рекордов Гиннесса у Ulysse Nardin выходит вторая модель трилогии – Planetarium Copernicus. С точки зрения механики часы оказались проще своего предшественника (в механизме Astrolabium Galileo Galilei была использована эпициклоидная зубчатая передача). При этом в плане математических расчетов были устроены гораздо сложнее. В этих часах Людвиг Охслин объединил две разные системы восприятия мира – геоцентрическую систему Птолемея и гелиоцентрическую систему Николая Коперника. В центр циферблата помещено солнце, а вокруг него, отображая движение реальных небесных тел, движутся кольца с названиями 5 планет. Сатурн, Марс и Юпитер в одну сторону, Меркурий и Венера – в другую. Причем положение планет показано не только относительно Солнца, но и относительно Земли. Тема устройства Солнечной системы нашла отражение даже в мелких деталях. Пластина циферблата в часах изготовлена из кусочка метеорита, упавшего в Гренландии в 1896 году.
Последней моделью «Трилогии времени» стали выпущенные в 1992 году часы Tellurium Johannes Kepler. На этот раз в центре циферблата оказалась Земля (вид из космоса с Северного полюса). Вдохновившись лучшими образцами винтажных моделей Patek Philippe, Рольф Шнайдер задумал возродить в часах искусство перегородчатой эмали. Расписать сотню циферблатов в этой технике глава Ulysse Nardin доверил мастеру Мишелю Вермо. Тот сначала отказался, мотивировав свой отказ тем, что тонкости создания перегородчатой эмали безвозвратно утрачены. Но когда Шнайдер предложил ему оплату вперед и два года на отладку технологии, согласился выполнить заказ.
Как и в модели Planetarium Copernicus, на периферии циферблата расположено кольцо с названиями месяцев и знаков зодиака. Полный оборот вокруг расписанного эмалью центра кольцо совершает за год. Если быть точнее, за те самые 365 дней, 5 часов, 48 минут и 46 секунд, что Земля совершает полный оборот вокруг Солнца. Между центром циферблата и календарно-зодиакальным кольцом находится шкала-указатель второго часового пояса, берущая за точку отсчета Гринвичский меридиан. Чуть выше вдоль шкалы движется условная Луна, которая отображает цикл движения реальной Луны, совершая по циферблату круг почета за 29 дней, 12 часов, 44 минуты и 2,9 секунды. Стилизованные под голову и хвост змеи зеленые стрелки (так называемые Caput и Cauda Draconis) указывают на точки, в которых происходят затмения. Проходящая между Тропиком Рака и Тропиком Козерога тонкая проволока из белого золота обозначает границу между областями со светлым и темным временем суток.

В 2010 году компания Ulysse Nardin перевыпустила свою революционную трилогию. Все три модели были представлены в увеличенных корпусах из платины и предлагались одним сетом. Обитая кожей коробка часов оснащалась тремя индивидуальными механизмами подзавода. Выпуск памятного сета ограничили серией 100 экземпляров.
Активное сотрудничество Ulysse Nardin и Людвига Охслина продолжится вплоть до смерти Рольфа Шнайдера (2011). За это время мастер создаст для бренда вечный календарь с практичным кнопочным механизмом настройки, механизм для модели Sonata и знаменитые часы Freak с кремниевым спуском.

И все же «Трилогия времени» всегда будет занимать особое место в списке его творений. Давайте будем честны, время по этим часам определить сложно. Но всякий раз, когда вы смотрите на циферблат, в вас просыпается детское любопытство, а в голове всплывают вопросы: «Как это устроено?», «Как эта штука вообще работает?» Как бы громко это ни звучало, эти часы будят интерес к познанию мира.